Внешняя политика: Отношения Беларуси с арабскими странами

Версия для печатиPDF версия

Отношения с арабскими странами занимают заметное место в белорусской внешней политике и отличаются противоречивой, но преимущественно положительной динамикой.

Беларусь не раз меняла свои приоритеты в этом регионе, смещая свои предпочтения с Ирака и Египта к Сирии, а в последние годы к состоятельным государствам Персидского залива. Экономические итоги сотрудничества сильно уступают политическим, но Беларусь не может обойтись без таких глобально признанных источников инвестиций и столь важных рынков, как арабские страны. Вместе с тем, основные проблемы Беларуси в развитии этих отношений связаны с особенностями функционирования белорусского государства, государственного и частного секторов экономики, в частности, недостаточной готовностью работать с иностранным бизнесом, а также объективными расхождениями в приоритетах белорусского государства и его арабских партнеров.

Беларусь наработала опыт взаимодействия с основными арабскими странами в эти годы, и фактически отошла от тех направлений сотрудничества, которые могут ухудшить и без того сложные отношения с Западом. В этом смысле страна в своих взаимоотношениях с арабскими партнерами действительно находится на пути к проведению нейтральной политики продвижения экономических контактов. Вместе с тем, есть проблема и с предложением арабской стороне привлекательных для неё проектов, в результате чего появляются явно авантюрные и ориентированные на узко персональные интересы проекты как «Катарский остров» в Беларуси.

Арабский капитал, особенно из стран Персидского залива, проявляет минимальный интерес к проектам, связанным с производством и технологическим развитием. Поэтому он не может сыграть большой роли в реформировании белорусской промышленности и модернизации страны. Нет в Беларуси и серьезных проектов для арабских инвесторов, склонных вкладывать деньги в производство, кроме разве очень ограниченных отраслей. Вместе с тем арабские страны закономерно являются рынками для белорусской промышленности. Более того, они прежде всего так и должны рассматриваться правительством. Особенно это касается стран, которые были близки к СССР. В то же время для сотрудничества с консервативными монархиями арабского мира нужна другая стратегия. Беларусь сделала ставку на сотрудничество в области безопасности и обороны и смогла начать таким образом сотрудничество с этими государствами. Вполне оправданной была линия белорусского правительства направленная на расширение круга партнеров за счет состоятельных прозападных арабских режимов, ибо только так возможно защитить себя от риска, связанного с международными кризисами вокруг традиционных партнеров Минска. Но найти новых партнеров непросто, так как политическая и деловая культура этих стран отличается от привычной белорусской стороне, да и вообще является закрытой и сильно коррумпированной.

Военно-техническое сотрудничество с арабскими странами не является чем-то экстраординарным. Тон задают в нем западные страны и компании. Но белорусской стороне сложно что-то противопоставить им, так как эта отрасль требует значительной гибкости действий, а также значительных «откатов», которые, как показывает опыт, распространены даже среди самых уважаемых западных корпораций и правительств (см. например, огромный скандал аль-Ямама вокруг поставок британского оружия Саудовской Аравии в 1980-х и 1990-х гг.). Только таким образом можно наладить сколько-нибудь значительную оптовую торговлю вооружением. То есть, образно говоря, Беларусь работает в розничной торговле оружия. К этому следует добавить политические моменты, связанные с оружейным бизнесом, которые являются сложными для Беларуси как небольшой страны. Продажа товаров и услуг военного назначения неразрывно связана с политикой. Решить эту проблему можно было бы только через сотрудничество с Россией в этой области (по схеме похожей на американо-израильское сотрудничество), но она маловероятно.

Рост объема сотрудничества в военной и военно-технической областях связаны скорее с сближением Беларуси с консервативными прозападными монархиями Персидского залива, чем с белорусско-сирийскими отношениями. Действительно связи в военной сфере между Минском и Дамаском существовали, действовала даже специальная комиссия по сотрудничеству в этой области, однако анализ контактов показывает, что - особенно после 2008 г. - Беларусь переключается на работу с Катаром, ОАЭ, Оманом и Бахрейном. Никакой серьезной политической основы под выбором партнеров для сотрудничества у белорусского правительства нет. Оно с легкостью переключилось от сотрудничества с Ираком к взаимодействию с враждебными иракскому режиму Сирией и Ираном. Когда снова возникла такая необходимость, Минск соединил сотрудничество с Ираном и Сирией с одной стороны, и с Катаром, с другой, хотя диаметрально разная политическая ориентация этих стран очевидна. Более того, Катар имеет проблемы и в отношениях с Россией. Одновременно белорусское правительство чутко отреагировало на обострение международной ситуации вокруг Сирии, фактически прекратив все какие-либо заметные серьезные контакты с этой страной в последние два года.

Читайте исследование в формате pdf