Денис МЕЛЬЯНЦОВ: Чего ждать Беларуси от Рижского саммита?

Версия для печатиPDF версия

Несмотря на то, что до саммита Восточного партнерства в Риге еще целых два месяца (он пройдет в конце мая), проект резолюции уже стал достоянием гласности. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Во избежание каких-либо сюрпризов в Евросоюзе всё готовят заранее, поэтому такая утечка информации в порядке вещей.

Конечно, бурная дипломатическая активность в преддверии саммита может внести существенные коррективы в повестку дня. Тем не менее интересно взглянуть, чего же ждут от саммита его организаторы по состоянию на сегодняшний день.

Во-первых, как и ожидалось (судя по мёртвой тишине в европейских аналитических центрах), никакой существенной трансформации инициативы «Восточное партнёрство» не предвидится. Изменятся лишь некоторые акценты: станет более дифференцированным подход к странам-партнёрам, на первое место ставятся, скорее, интересы, а не ценности, задачей ВП теперь объявляется «развитие углубленных, дифференцированных отношений между ЕС и шестью его суверенными, независимыми партнёрами. Тематика и глубина сотрудничества определяются направлением реформ и чаяниями и нуждами стран-партнёров».

Напомню, что согласно Пражской декларации 2009 года, главной целью ВП было «создание условий для придания ускорения политическому объединению и дальнейшей экономической интеграции между ЕС и заинтересованными странами-партнёрами». На политическом объединении больше внимания не заостряют. Канул в лету и принцип «больше за большее». Его, по всей видимости, заменит «дифференцированный подход» и взаимные интересы.

Здесь важно также отметить, что в начале марта Брюссель инициировал пересмотр всей Европейской политики соседства, частью которой является «Восточное партнёрство». Поэтому вряд ли стоит ожидать трансформации ВП до реформы всей рамочной политики отношений ЕС со своими соседями. В последние месяцы за закрытыми дверями европейские дипломаты всё чаще говорят о провале «Восточного партнёрства». Поэтому, вполне вероятно, эта инициатива ЕС будет попросту тихо «растворена» в обновленной политике соседства.  

Во-вторых, судя по документу, Соглашение об упрощении визового режима между ЕС и Беларусью на саммите подписано не будет. Говорится лишь о «достигнутом прогрессе в переговорах с Беларусью» по этому вопросу. Вопреки ожиданиям, ни Украина, ни Грузия не получат безвизового статуса. Зато с Беларусью будет подписано Партнёрство по мобильности (это соглашение предполагает углубленное сотрудничество по вопросам трудовой миграции, мобильности и борьбы с незаконной миграцией).

В-третьих, «участники [саммита] приветствуют шаги, предпринятые в белорусско-европейских отношениях, включая «дорожную карту» по модернизации, которая определяет  приоритеты реформ и поддержку со стороны ЕС». Здесь, судя по всему, имеется в виду некий итоговый документ пяти раундов консультаций по вопросам модернизации, которые прошли в 2014-2015 годах между ЕС и белорусским правительством (подробнее об этих диалогах можно почитать в выпусках Белорусского внешнеполитического индекса). Кроме того, как следует из документа, ЕС уже определился и с тем, как он готов поспособствовать этим реформам в Беларуси. 

В-четвёртых, из резолюции мы узнаём, что очередная министерская встреча в рамках Неформального диалога ВП (встреча министров иностранных дел стран ВП «без галстуков») пройдёт в июне в Минске. Беларусь примет такую встречу впервые. 

Впрочем, до саммита в Риге остаётся два месяца, и многое ещё может поменяться. Но что касается Беларуси, то в проекте резолюции обозначен тот минимум, на который может рассчитывать наша страна, участвуя в саммите, и который вряд ли уже будет пересмотрен. Напротив, при наличии должной политической воли и активной работы в оставшееся время к перечню достижений официального Минска вполне может быть добавлено ещё и парафирование Соглашения об упрощении визового режима. Белорусы уже слишком долго этого ждут.