Елена АРТЁМЕНКО: Влияние кризиса на протестный потенциал безработных

Printer-friendly versionPDF version

Акции протеста против Декрета Президента «О предупреждении социального иждивенчества» удивили своей относительной масштабностью – количество собравшихся в Минске и Гомеле достигло нескольких тысяч.

Это может показаться неожиданным: поддержка безработных в Беларуси и так всегда была настолько скудной, что говорить о каком-либо социальном контракте между безработными и государством говорить не приходилось. А если данная группа всегда находилась за пределами отношений обмена поддержки на лояльность, привыкла не зависеть от государства, то можно было ожидать и отсутствия заметного протеста в ответ на ухудшение условий.

В качестве причин того, что протест прозвучал, называют отсутствие жестких шагов в ответ на публичные акции в последние несколько лет и накопившееся недовольство экономической ситуацией. Но помимо этого встает вопрос: является ли группа безработных социальной силой, обладающей протестным потенциалом и способностью подорвать внутриполитическую стабильность.

Для ответа на этот вопрос можно обратиться к результатам исследования отношения белорусов к реформам, в рамках которого мы задавали вопрос и о том, на что граждане готовы идти для защиты своих интересов. А чтобы оценить возможное влияние ухудшения экономического положения на протестный потенциал как безработных, так и всех остальных граждан, сравним результаты ответов на вопрос в марте 2014 г. и марте 2015 г., когда белорусы уже ощутили на себе последствия экономического кризиса[1].

 

Диаграмма 1. На какие меры вы готовы идти для улучшения своей жизни и жизни своей семьи?

Распределение ответов на вопрос о том, на какие меры граждане готовы идти для улучшения своей жизни, показывает, что значительной разницы потенциальных мер защиты интересов между работающими и безработными в 2014 г., в сущности, не было. Самыми популярными являлись не протесты, а использование законных механизмов обращения в государственные органы и отстаивание своих интересов в рамках общественных организаций и локальных инициатив.

Экономический кризис, который белорусы ощутили в конце 2014 – начале 2015 г., как ни странно, снизил популярность всех возможных мер борьбы за свои интересы, кроме обращений в государственные органы. С чем это может быть связано? Ухудшение экономической ситуации повлияло на то, что белорусы стали менее готовы терпеть последствия изменений. Т.е. в ситуации сокращения доходов население предпочитает адаптироваться и довольствоваться тем, что есть, пережидая сложные времена. Страх лишиться последнего снижает у населения готовность и отстаивать свои интересы. 

Однако у безработных картина несколько иная. Надеяться на государство им не приходилось и так. И популярность общественных организаций и политических партий как меры борьбы после начала кризиса у них снижается, как и у всех остальных. Однако если о готовности участвовать в митингах в 2014 г. говорили только 4% безработных, то в 2015 г. их доля выросла до 23%. Конечно, подвыборка безработных среди населения в целом недостаточно велика, чтобы делать статистически обоснованные выводы, однако это можно зафиксировать в качестве тенденции. Тогда, когда протестные настроения и вообще готовность самостоятельно защищать свои интересы у населения в целом снижаются, у безработных готовность к протесту растет.

Этот рост демонстрирует, что, несмотря на отсутствие поддержки от государства, ухудшение экономического благосостояния в стране влияет и на безработных. Во-первых, у них сужаются перспективы для трудоустройства. Во-вторых, сокращаются «горизонтальные трансферты» - поддержка граждан со стороны семьи и близких. Т.е. их положение ухудшается так же, как и у работающих граждан, но при этом сохраняется ситуация, когда им практически нечего терять.  Протестный потенциал не сдерживается ни страхом потери работы или ухудшения трудовых условий, ни страхом потери и так отсутствующей поддержки от государства.

Результаты исследования созвучны и с относительно заметным масштабом акций протеста против Декрета №3 в Минске и областных центрах. И это, в свою очередь, еще раз подтверждает идею о том, что в условиях ухудшения экономической ситуации, чтобы избежать дестабилизации, одной из главных задач должно быть решение проблемы социальной защиты безработных.



[1] Структурированный опрос сельского и городского населения Беларуси от 16 лет и старше. Первая волна: выборка исследования — 1350 интервью, репрезентативна структуре населения по региону, типу населённого пункта, полу и возрасту. Опрос проводился компанией «Сатио» в марте-апреле 2014 г. Вторая волна: выборка исследования — 1300 интервью, репрезентативна структуре населения по региону, типу населённого пункта, полу и возрасту. Опрос проводился компанией «Сатио» в марте-апреле 2015 г.